ИНТЕРВЬЮ С ГРУППОЙ «АБОРДАЖ»
для портала «Тяжелый Металл из России»,
07.06.2009


Пятнадцать лет назад в крымском посёлке Приморский, что под Феодосией, несколько школьников решили собрать рок-группу. Шли годы, писались песни, искался свой стиль. Абордаж перебазировался в Санкт-Петербург, выпустил альбом и успешно выступает в клубах. Отличные концерты – чем не повод для общения с группой? На наши вопросы ответили вокалист и гитарист Андрей Машошин, клавишник Денис Бочкарёв, вернувшийся в группу барабанщик Юрий Петовраджи и директор группы Марина Эрдманис.

— С чего и как для вас начался металл?

Андрей Машошин: — Это случилось дома. Мне поставили Scorpions или Whitesnake. И мне захотелось погреметь – я взял посуду и палками бил по ней. А совсем крышу снесло, когда услышал "Master of Puppets".

Денис Бочкарёв: — Для меня тоже это была Metallica. В 1991 году вышел чёрный альбом. Я услышал "Unforgiven", и с этого всё и началось. Потом уже стал слушать Sepultura.

Юрий Петовраджи: — Я пришёл на концерт и увидел группу Абордаж. И мне захотелось попасть туда.

Денис Бочкарёв: — И моментально появилось желание играть. Стали снимать музыку. Потом захотелось чего-то большего - собрать группу и играть своё.

Андрей Машошин: — Сразу же хотелось играть не одному, а с кем-то. Так интереснее.

— Что представляла собою крымская сцена в те годы?

Денис Бочкарёв: — Собирались на квартирах те, кто слушает тяжёлую музыку, кто носит косухи и нашивки. Слушали музыку, общались, горячительные напитки употребляли. Сэйшены в начале девяностых годов были единичными. В основном собирались по квартирам, по школам.

Андрей Машошин: — Во дворах на гитарах играли в основном. А концерты были в школах. Там была какая-то аппаратура.

— Как учителя смотрели на эту музыкальную деятельность?

Андрей Машошин: — С криками и воплями, но давали добро выступать. Уже позже, в 1996 году мы репетировали на своей базе в училище. Всё начальство было недовольно.

Денис Бочкарёв: — Помогали начальству в организации каких-то мероприятий. А сами, естественно, занимались музыкой. Играли, впоследствии стали фестивали организовывать.

Андрей Машошин: — Результат был плачевным – грязь, бутылки. Потом нас чуть не выгоняли, и родители ходили договариваться, чтобы нас оставили.

— Как образовался Абордаж?

Андрей Машошин: — Из дворов и школ мы перебрались в училище. Только там у нас и стал образовываться нормальный состав. Барабанщик, гитарист и я – вокалист. Придумали название и начали развивать группу. Это были 1994-96 годы.

Денис Бочкарёв: — Уже была нормальная точка с нормальными, по тем временам, инструментами и аппаратурой.

— Материал сразу писался на русском? Не было попыток делать англоязычные песни?

Денис Бочкарёв: — А смысл? Знание языка было на школьном уровне.

Андрей Машошин: — Мне хотелось на русском петь. К тому же в качестве примера была группа Ария. Мы им частенько подражали. Хотя на английском пели "Seek & Destroy".

— Но ведь в Крыму государственный язык – украинский…

Денис Бочкарёв: — В Крыму большинство населения – русскоязычные.

Юрий Петовраджи: — Дело в том, что Крым – это русская земля. Это Севастополь, это русский флот. Эту землю Хрущёв только в 1954 году отдал тогда ещё Советской Украине.

— Название Абордаж и пиратская тематика некоторых текстов взаимосвязаны?

Андрей Машошин: — Нам всем нравились книги и фильмы про пиратов, и мы жили на море. Так что нам хотелось писать на эту тему.

— А кто писал тексты? Судя по диску, это в основном люди со стороны.

Денис Бочкарёв: — Они все — наши друзья. Люди, которых мы знали, с которыми мы общались. Они приносили свои тексты.

Андрей Машошин: — Была куча предложений. Мы их фильтровали. Смотрели, что нам нравится.

— А сама группа не писала тексты?

Андрей Машошин: — Наш барабанщик Стас Мягков, Царствие ему Небесное, писал. У него получалось. Частично сам, частично совместно с ребятами. Сюжет мы можем и сами развить, но как поэты – слабоваты. Я лично попробовал – получился Ласковый Май. (Cмеётся.) Так что мне не стоит.

Денис Бочкарёв: — Мы вполне комфортно себя чувствуем, когда тексты пишут друзья.

— А сейчас кто пишет тексты для новых вещей? Ведь старые друзья остались в Крыму.

Денис Бочкарёв: — Здешние друзья. Вот Марина написала пару текстов.

Андрей Машошин: — У нас сейчас более интересный подход к написанию песни в целом. Уже опыт есть.

— В Крыму записывались демо-ленты?

Андрей Машошин: — Мы в 1998 году мы в Севастополе выиграли приз на фестивале "Крылья-98". Местный продюсер нас нашёл, и в частном доме мы стали записывать в компьютер тринадцать треков. Но, видимо, продюсера что-то не устроило, и он скользко слинял. Остались только сырые версии на кассете.

Денис Бочкарёв: — Второй раз это было в марте-апреле 2002 года. Тогда мы в Севастополе записали четыре песни.

Андрей Машошин: — Тогда нам неожиданно помогли наши друзья. Они прошлись по городу и нашли у спонсоров 150 долларов. По нашим возможностям мы определились, что можно записать четыре демки. И мы поехали и записались.

Денис Бочкарёв: — Потом уже здесь в Питере новым составом мы записали у себя на точке пять песен и выпустили демо-диск.

— В какой момент закончился крымский период Абордажа?

Андрей Машошин: — Мы все познакомились в подростковый период и в двадцать лет стали определяется с тем, что нам нужно в жизни.

Денис Бочкарёв: — Женился и уехал в Севастополь наш барабанщик. Басист завязал с музыкой, не видя перспектив. Энтузиазм остался только у нас с Андреем. Нас на тот момент ничего не обременяло.

Андрей Машошин: — А в 2002 году у меня начались проблемы с работой, и я перебрался в Питер.

— Как ты осваивался в Питере?

Андрей Машошин: — Я сюда ехал просто жить и работать, а не заниматься музыкой. Но меня здесь всё не устраивало. Я всё время хотел домой. Кроме работы, у меня в Питере ничего не было. Потом, с течением времени, я понял, что здесь есть вариант развития. Начал ходить в клубы, знакомиться с музыкантами. В итоге стал вокалистом группы Citadel.

— Вот об этом можно чуть поподробнее?

Андрей Машошин: — Душа просила музыки. В клубах было реально проще выбрать группу – там лучше видно, кто как играет и поёт. Так я выбрал команду Citadel и поинтересовался, не нужен ли им второй вокалист. У них пела девушка. По стилю это было близко Абордажу, только с оперным вокалом. Сразу же начать сотрудничество у нас не получилось. Месяца через два-три на концерте Кипелова мы встретились с их соло-гитаристом Сергеем Цхэ и оторвались на славу. Я пропел все песни Кипелова, и он понял, что такого парня надо хватать с руками и ногами (смеётся.) И вот в июне 2004 года мы сделали концерт. Для них это был первый сольник, а для меня - первый выход на сцену в качестве вокалиста чужой команды.

— А как в группе Citadel распределялось, что петь Анастасии, а что тебе?

Андрей Машошин: — У них был изначальный материал, который я не хотел сильно ломать. Мы смотрели, куда можно добавить мой голос. Некоторые песни вообще не трогали. А вот новые вещи мы как раз собирались развивать в два вокала. Медляк "Орлеанская Дева" сразу же пошёл "на ура".

— Обычно, если идёт женский оперный вокал, то мужской идёт на контрасте. Что-то типа "красавицы и чудовища". А в Citadel чудовищем и не пахло…

Андрей Машошин: — Мне всегда хотелось классики. Такой, как Skid Row, Helloween, Aerosmith, Stratovarius. Хотелось совмещать мой эстрадный вокал и её оперный.

— А почему ты ушёл оттуда?

Андрей Машошин: — Время шло, и мне хотелось заниматься своим материалом. Хотелось вытащить сюда Абордаж. Приехал Денис, и в две головы стало уже легче. Мне удобнее было работать в одной группе - в Абордаже – так как я не могу разорваться на две команды. И времени нет, и сил. Да и не умею я так.

— И какие сейчас отношения с Цитаделью?

Андрей Машошин: — Сейчас отношения у нас нормальные. Приятельские. Они пошли в свою сторону. А Абордаж как шёл, так и идёт.

— И Citadel, и Абордаж играют песню на один и тот же текст – "Пенится Пиво". Как эта песня вошла в репертуар Citadel?

Андрей Машошин: — Эта песня была изначально aбордажевской. И когда у Citadel был небольшой творческий застой, я предложил им эту песню. Ребята любят по-рок-н-рольничать, а текст там универсальный – его можно засунуть в любую весёлую быструю песню. Я предложил — они сыграли. Кавернули группу Pain, плюс к этому внесли что-то своё своё и добавили текст Абордажа.

— Как стал подбираться питерский состав Абордажа?

Денис Бочкарёв: — Я в 2003 году приехал в Питер. Начал работать. Вместе с Андреем купили клавиши Korg Triton и начали репетировать вдвоём, дома, в маленькой комнатушечке. Вспоминались старые песни, делались аранжировки, писались какие-то новые песни. Потом Андрей с головой ушёл в Citadel, и мы прекратили репетиции. Только изредка собирались. Каждый был занят своими делами. Работа очень много времени съедала.

Андрей Машошин: — Видимо, фундамент Абордажа ещё не был таким крепким, чтобы начать серьёзно чем-то заниматься.

Денис Бочкарёв: — А потом появились Саша Воропай и Иван Ветрогонов из симферопольской группы Проклятый Пророк. С ними мы стали репетировать и отрабатывать старый материал, который представлен на альбоме. С этого момента, с декабря 2006 года, и начался Абордаж в Питере.

Андрей Машошин: — Конечно, к тому времени благодаря Цитадели были уже какие-то связи с организаторами концертов. И в феврале 2007 года состоялся наш первый концерт в клубе "Арктика". Приехала московская группа The Arrow, и Сапёр из группы Sopor предложил нам выступить в качестве разогрева. И мы довольно успешно выступили. Мне понравилось.

— А потом был записан альбом "Адский Шторм"…

Денис Бочкарёв: — Мы десять лет созревали для альбома. Материала было много, и мы решили, что пора записать что-то серьёзное и полнометражное. Команда к этому созрела.

Андрей Машошин: — Фундамент группы был настолько хорош, что мы решили записать альбом. У нас были и финансовые возможности, и моральные.

— Судя по буклету альбома, основным автором группы был покойный Стас Мягков. Что-то он писал сам, что-то в соавторстве. Он изначально был основным автором, человеком, который всё делал, или были песни, написанные кем-то ещё, но в альбом не вошедшие?

Марина Эрдманис: — Нам постоянно задают вопрос: "Почему Машошин нигде не указан в авторах?". Мы определились с тем, какие песни войдут в альбом, ещё когда был жив Стас. А когда шла работа над альбомом, пришло известие, что он умер во время операции. И Андрей, чтобы подчеркнуть роль Стаса, вычеркнул своё имя из всех песен, где он был соавтором. То есть во всех документах на CD-Maximum он фигурирует как соавтор, а на обложке – нет. И начиная с этого момента, все удивлённо начали интересоваться, почему Андрей значится только как исполнитель. Это было его эмоциональное решение, связанное со смертью Стаса.

Андрей Машошин: — Плюс к этому у меня есть такое мнение, что человек, который делает первый шаг, он и есть автор. А другие ему просто помогают, аранжируют. Но без него ничего бы не было. В Абордаже мы все писали музыку, но именно Стас давал толчок песням. Именно от этого всё и развивалось. Один он не смог бы всё это написать – ему нужна была команда. Кто-то дополнял припевы, кто-то делал аранжировки, кто-то приносил тексты.

Денис Бочкарёв: — И всё в совокупности давало песню.

Андрей Машошин: — А так есть песни, которым я дал первый толчок. И Денис написал хорошие песни, вошедшие в альбом.

— Как группа оказалась на CD-Maximum?

Марина Эрдманис: — Наши друзья из Чёрного Кузнеца, прослушав запись, сказали, что нам стоит пробиваться на серьёзный лейбл. Мы съездили в Москву и отдали материал на два лэйбла – Irond и CD-Maximum. На Irond'е нас особо не обнадёживали, а на CD-Maximum к нам вполне демократично отнеслись. Единственно, попросили сделать мастеринг в приличном месте.

— Мастеринг альбома "Адский Шторм" делался Матсом Линдсфорсом — довольно известным человеком. А почему обратились именно к нему?

Марина Эрдманис: — Нас очень поджимали сроки. Презентация альбома была назначена на 20 сентября, и надо было успеть выпустить альбом до этого дня. Чтобы сделать мастеринг быстро и качественно, мы выбрали на студии Cutting Room лучшего инженера.

— Почему на альбом не вошёл клип "Посидим до рассвета"?

Андрей Машошин: — Он был сделан в домашнем варианте.

— Как создавалась обложка альбома?

Марина Эрдманис: — Целому ряду художников поручили сделать эскизы. Потом ребята посмотрели и однозначно выбрали этот вариант. Его нарисовала студентка из Казани Мадина Зиганшина. А варианты были самые разные – морские, пиратские.

Андрей Машошин: — Мне понравилось, что здесь есть динамика, отражено движение, стремление вперед.

— Перед выходом альбома вам не хотелось снять профессиональный клип?

Денис Бочкарёв: — Мы об этом не думали.

— Вы полностью довольны альбомом "Адский Шторм"?

Денис Бочкарёв: — В этом альбоме много нюансов. Но в целом – да.

— У кого-то диск выходит с толстым буклетом, а у вас вышел с плакатом. Почему, например, не с текстами в буклете?

Андрей Машошин: — Мы обсуждали разные варианты, и решили, что с плакатом будет лучше. Получилось кратко и понятно.

— У кого в группе есть музыкальное образование?

Денис Бочкарёв: — Я закончил музыкальную школу по классу трубы. А сестра занималась на фортепиано. И естественно, если дома стоит инструмент, то как же не сесть и не поиграть?!

Андрей Машошин: — У меня не было образования. Да я и не особо рвался. Меня больше спорт интересовал – плавание и футбол. А в школе меня направили в хор, и мне понравилось.

Юрий Петовраджи: — У меня такое же образование, как и у Дениса. А преподавателем был его отец.

Андрей Машошин: — Так что ребята с образованием, а я – самоучка. Мне нравилось пародировать многие команды. Так что в душе я пародист. С этого я и научился.

— Кстати, кавер Арии "Прощай, Норфолк" – это пародия?

Андрей Машошин: — Мне очень нравится эта группа. Поэтому хочется попробовать, как они это делают, залезть в их энергетику. И потом, на базе Кипелова можно хорошо тренироваться и учиться.

— Кроме Арии и Mеtallica ещё какие-то каверы были?

Денис Бочкарёв: — На группу Pantera.

Андрей Машошин: — Но в ней нам больше нравится инструментальная линия – барабаны и гитара. В Крыму были ещё каверы на Scorpions. Когда-то Nightwish пробовали. Но всё-таки хочется больше своего.

— У группы на сцене вид вполне металлический и боевой. При этом Денис за клавишами в рубашке и в галстуке. Это принципиальная позиция? Или это делается для контраста?

Денис Бочкарёв: — Да нет, это не для контраста. Мне нравится рубашка на концертах, в ней комфортно.

— На каких-то концертах микрофон стоит на стойке, а на каких-то Андрей пользуется головным. Как лучше, как удобнее?

Андрей Машошин: — Лучше с петличным, с головным микрофоном. Всё-таки на сцене я един в трёх лицах - шоумен, гитарист и вокалист. Всё это совмещать сложно. Я пробовал с микрофоном на стойке, но бедные мои зубы! И бедная моя душа, потому что я хочу двигаться на сцене. Я работал свободным вокалистом в группе Citadel, но не люблю я микрофон в руках держать. Мне хочется держать гриф. Гриф – это моё. Я изначально гитарист. Потом уже пошёл развиваться вокал. И когда микрофон на стойке, я скованно чувствую себя на сцене. И если я работаю со стационарным микрофоном, значит, есть какие-то технические проблемы с петличным. Хотя петличный микрофон проигрывает по частотным характеристикам. Так что боремся, ищем, пробуем.

— О том как покупались клавиши мы уже слышали. А как выбиралась гитара?

Андрей Машошин: — У меня гитара LTD, по форме она как у Алекси Лайхо. Она мне нравится с точки зрения шоу. Её очень удобно держать. И она соответствует всем моим запросам. Раньше были Fender и Ibanez классической формы, но они маловаты.

— Этой весной разошёлся состав, просуществовавший более двух лет. Почему?

Денис Бочкарёв: — Мы и раньше играли разную музыку. У нас разный подход. Сначала мы играли вместе потому, что ребятам тоже надо было себя реализовать. Мы делали старые песни, записали альбом. Пошёл новый материал. Он стал более жёсткий, более агрессивный, более техничный. Музыка стала более гитарной, стали уменьшаться клавишные партии. Ребятам хотелось свободного вокалиста, а Андрей ещё и гитарист. И всё это вылилось в решение разойтись с Иваном и Сашей. Они дали нам серьёзный толчок в техническом отношении.

Андрей Машошин: — Они очень хорошо идут в гору. Зачем мы будем мешать друг другу, если у нас перестали получаться компромиссы? Мы решили делать то, что нам нравится. И никаких рамок и компромиссов.

— Барабанщик Юра вернулся в группу, новый басист найден. Как проходят поиски лидер-гитариста?

Марина Эрдманис: — Имя гитариста мы объявим позже. Он уже мечтает, что выйдет на сцену и скажет: "А вот и я!"

Андрей Машошин: — Лучше потом на концерте показать действующий состав.

— У вас на сайте сказано, что группа будет поднимать старый репертуар. На новом альбоме будут преимущественно старые песни?

Денис Бочкарёв: — Нет. Старых песен будет всего пара-тройка. Остальной материал будет новый.

— За прошедшую пару лет группа куда-то выезжала за пределы Питера?

Денис Бочкарёв: — Мы выезжали в Москву и в Новгород. И в Севастополь съездили с презентацией альбома. Там был сольный концерт.

Андрей Машошин: — Звук в Севастополе был хороший. Люди – хорошие. А что ещё нужно?!

— Когда вы ездили в Москву презентовать альбом, то на концерте собрались четыре команды с окончанием "–аж"…

Марина Эрдманис: — Это прикол организатора. Там планировалась ещё и пятая группа - Авантаж.

Андрей Машошин: (смеётся)— Я до сих пор ржу.

— Будут ли использоваться песни, написанные ушедшими участниками группы?

Андрей Машошин: — Мы об этом еще не думали. Нам сейчас надо хорошо сыграться. Пока не можем ответить на этот вопрос.

— Концерты нового состава будут осенью. А когда группа планирует начать запись второго альбома? Помнится, Андрей говорил, что хотелось бы выпускать альбомы ежегодно…

Денис Бочкарёв: — При старом составе, может быть, так и пошло бы. Там очень много идей было. Ну, не каждый год, а раз в полтора-два года – это точно.

Андрей Машошин: — Сейчас сразу записывать новый альбом нереально. Мы заняты другими вопросами. Но постараемся побыстрее.

— Вы самостоятельно выпустили DVD с презентации альбома. А не было ли планов официально его издать?

Денис Бочкарёв: — Мы планировали снять DVD на презентации и сразу же его выпустить. Но процесс затянулся.

Марина Эрдманис: — Когда в группе всё было слаженно, у музыкантов были более грандиозные планы по поводу этого видео-материала. Потом в связи с разногласиями материал подвис. И когда стало ясно, что перспектив у состава нет, мы решили быстро выпустить его в таком виде.

Андрей Машошин: — Это была, по сути, отдача долгов людям, которые ждали этот DVD.

— Можно ли в России прокормиться металлом, или это из разряда фантастики?

Денис Бочкарёв: — Нужно долбить, долбить и долбить. В России сложился стереотип, что это – неформат, что это никто не слушает. Соответственно СМИ не уделяют этой музыке внимания. Кругом одна попса. Надо бороться с этим. Отстаивать свои интересы. Зарабатывать музыкой сложно, тем более тяжелой. Страна большая, поездки дорого стоят.

— Как родные и близкие относятся к тому, что вы занимаетесь музыкой?

Денис Бочкарёв: — Позитивно. Всячески поддерживают.

Андрей Машошин: — Вначале мои родители хотели, чтобы я учился и занимался чем-то более серьёзным. А у меня была дикая идея стать музыкантом. А сейчас я чувствую, что они счастливы и довольны, потому что здесь можно развиваться.

Юрий Петовраджи: — Я поступил проще – сначала получил высшее образование. И если с музыкой не получится, то всегда есть вариант прокормить себя.

— Нет желания внести в свою музыку какие-то модные элементы?

Андрей Машошин: — Мы поэкспериментировали в песне "Ворон"…

Денис Бочкарёв: — Там есть немного электронных клавишных аранжировок. Хочется иногда чего-то такого электронного намешать…

Андрей Машошин: — Для этого нужен стабильный фундамент на репетициях. Тогда мы найдём что-то. У нас бывало такое. Но тут же нас поглощали проблемы, и мы отходили от этого.

— А пригласить каких-нибудь гостей на концерты или на альбомы?

Андрей Машошин: — Главное, чтобы для этого было настроение. Я это поддерживаю. Лишь бы это смотрелось, и для этого было желание.

— Андрей, расскажи о своём участии в "Эльфийской Рукописи" в Питере.

Андрей Машошин: — Меня привёл туда продюсер группы Citadel. Там были какие-то проблемы с вокалистом, концертный состав "Рукописи" менялся. Я сразу же согласился. Было любопытно выступить на большой сцене и поработать с музыкантами, которые выше тебя на голову. К тому же, там ещё и песня Трактирщика в моём характере.

— Как Абордаж относится к свободному распространению mp3 со своей музыкой в сети?

Андрей Машошин (смеётся): — Пираты!

Денис Бочкарёв: — Конечно, относимся отрицательно.

Андрей Машошин: — Это стихия, и ничего здесь не сделать. Зато бесплатная реклама.

Денис Бочкарёв: — Нет худа без добра.

Андрей Машошин: — Будем иметь деньги с чего-то другого.

— Если альбомы не приносят денег, то не стоит ли заниматься только концертной деятельностью?

Денис Бочкарёв: — Альбом – это завершение этапа в творчестве коллектива. Альбом нужен для самих музыкантов, чтобы сделать определенный анализ и подвести итог. Ну и конечно, послушать себя со стороны.

— Когда проходит сборный концерт в "Арктике" или "Орландине", то там выступают группы более-менее одного, или близкого, уровня. А вот играть перед Grave Digger – это совершенно другое. Каково ощущение от игры для уймы народа, которая пришла не на вас, а на легенду?

Денис Бочкарёв: — Это сковывает. Люди пришли не на тебя. Они не знают твоих песен и просто стоят и слушают.

Андрей Машошин: — Некомфортно, но не стоит на этом зацикливаться. С точки зрения музыканта непривычно оттого, что аппаратура мощнее. Всё по-другому звучит. Но это вопрос опыта.

— Если мы правильно поняли, то ближайшие планы группы – это сыграться новым составом и осенью давать концерты?

Денис Бочкарёв: — И готовиться к новому альбому.

— Ну и на последок самый главный вопрос: как Андрею удаются сохранять такой замечательный хайр в нашем сыром и ветреном климате?

Андрей Машошин: (смеется) — Рекомендации волосатым: если вы хотите сохранить волосы, вы работаете, учитесь, и еще выступаете на сцене, хотите выглядеть вот с таким хайером, - ходите просто с косичкой, не стесняйтесь. На работе я хожу всегда в косичке, на улице всегда в косичке, на репетиции - в косичке. Эта вся красота — для вас здесь — и концерте, больше я нигде так не хожу. Иначе я их просто потеряю. Мне кажется, у девушек такая же проблема. Редко увидишь девушек с длинными волосами. Нереально с такими волосами ходить...

Интервью - Александр "Alexx-Off" Молодяков, Виталий Куликов,
Александр Кокорин и Александр "Derek" Зайцев.
Опубликовано 16.07.2009 на www.metalrus.ru